С кем работают подростки совершившие преступелние

Содержание
  1. Преступление: когда хорошие мальчики становятся плохими
  2. Нарушение как норма
  3. Два типа правонарушителей
  4. Подростки с временными правонарушениями
  5. Постоянные правонарушители
  6. Краткая заметка для встревоженных родителей
  7. Уголовная ответственность несовершеннолетних: особенности | Правоведус
  8. Особенности применения ответственности к несовершеннолетним
  9. Условия освобождения от уголовной ответственности
  10. Проблемы подростковой преступности в России
  11. Важность защиты несовершеннолетних
  12. Мелкая уголовщина: дети и подростки совершают всё больше тяжких преступлений
  13. Количество и качество
  14. Регионы, где преступность молодеет
  15. Что не так с Тувой
  16. Карельская традиция
  17. Беда с этой профилактикой
  18. Магия цифр: не все так плохо
  19. Лечение болезни
  20. Эксперты рассказали, как гуманизация провоцирует чувство безнаказанности у подростков
  21. Снижение возраста уголовной ответственности
  22. Гуманизация провоцирует чувство безнаказанности
  23. Алексей Лобарев
  24. Мнение юриста

Преступление: когда хорошие мальчики становятся плохими

С кем работают подростки совершившие преступелние

Барт Симпсон

Все мы хотим, чтобы наши мальчики были хорошими. Мало кто ставит себе целью сделать из своих детей преступников. Конечно, есть исключения, и я встречал таких родителей, но большинство не желает своим детям ничего подобного.

Справедливо, однако, что едва ли не все родители мальчиков на том или ином этапе начинают беспокоиться о возможности столь неприятного развития событий. Наверняка это связано с тем, что мы сами могли совершать незначительные правонарушения и вести себя безрассудно, будучи подростками.

Вряд ли мы грабили банки, но могли воровать в магазинах и даже совершать акты вандализма.

Гораздо больше меня тревожит всеобщее мнение о росте подростковой преступности. Ее сложно не заметить: каждый раз, включая телевизор или заглядывая в газету, вы сталкиваетесь с этой темой.

За прошедшие несколько недель я прочел статьи о десятилетнем мальчике из США, которого приговорили к тюремному заключению за убийство собственного отца, о двух четырнадцатилетних подростках, совершивших убийство, и еще об одном, который попал под суд за пытки и убийство кота.

Что же с ними происходит?

Нарушение как норма

Вас удивит, но правонарушения – это нормально, по крайней мере, если они незначительные. Посмотрите на уровень преступности в большинстве западных стран, и вы увидите вполне стабильную картину.

Пик преступного поведения приходится на подростковый возраст, примерно на 17 лет, когда подростки совершают большую часть криминальных правонарушений, после чего линия графика начинает резко падать.

К двадцати годам количество преступников снижается на 50%, а к 28 годам 85% бывших подростков-правонарушителей перестают совершать преступления. Эти возрастные перемены одинаковы для всех типов преступлений, как для мальчиков, так и для девочек. К счастью, большинство из нас вырастают, находят работу и оставляют за спиной все сумасбродства юных лет.

Об этих цифрах не следует забывать, поскольку они помогут вам овладеть паникой, если однажды вашего драгоценного мальчика приведет домой полиция.

Не менее интересным (или пугающим, в зависимости от вашей точки зрения) является тот факт, что число преступлений, о которых рассказывают сами подростки, значительно превышает официальные сводки.

Большинство подростков совершают те или иные правонарушения, но мало кто из них попадается.

Сам я не попался ни на одном преступлении, совершенном в возрасте от 13 лет до 21 года. Думаю, мне очень повезло, как и моей бедной маме.

Дело в том (и это следует помнить, если в вашу дверь вдруг постучит полиция), что признание вашего сына виновным еще не свидетельствует о его натуре закоренелого преступника.

Это не значит, что вы не должны обращать внимание на его поведение, однако старайтесь воспринимать происходящее чуть более глобально.

Два типа правонарушителей

Существует два типа подростков, имеющих неприятности с законом. Первый тип – классический идиот.

Эти мальчики идиоты не в смысле своего интеллектуального развития, которое может варьироваться от высокого до низкого, просто их нарушения являются следствием обыкновенного идиотизма.

Я знаю великое множество таких мальчиков. Хорошие дети из хороших семей, сделавшие глупость, не подумав о последствиях.

Я помню молодого человека, которого прислали ко мне за альтернативным мнением относительно его лечения: он был арестован за обнажение перед молодой матерью и ее трехлетней дочкой в детском саду.

Юный гений не подозревал, что мужем этой молодой мамы был полицейский. Она ему позвонила, и через минуту все место было оцеплено полицейскими машинами.

Молодого человека арестовали, когда он шел по улице, надрываясь от хохота вместе с парой приятелей. Наручники несколько охладили его пыл.

Вы можете сказать, что этот молодой человек – глубоко травмированный бедняжечка, однако реальность оказалась несколько иной. Они с приятелями увидели женщину, ведущую ребенка в детский сад. Решив, что она «красотка», друзья предложили ему обнажиться перед ней, что он и сделал после нескольких минут типичного для подростков подначивания.

Перед ним вырисовывалась перспектива годового лечения, встреч с психологом и всевозможных заданий. Однако с самого начала было ясно, что непристойное обнажение – не групповой спорт. Это индивидуальное увлечение. Мальчик не был сексуальным извращенцем, он был просто идиотом. Прежде он никогда не попадал в неприятности и в остальном был обычным подростком.

Я встретился с ним и его родителями, провел обычные тесты, а когда собрал всю необходимую информацию, поделился своей теорией: «Я не считаю, что у вашего сына какие-то отклонения. Полагаю, он просто идиот».

Они вздохнули с облегчением, и их можно понять. Я спросил у мальчика, считает ли он себя идиотом, и он согласился, что вел себя глупо.

В конечном итоге мы пришли к единому мнению: мальчику необходимо понять, что такое поведение травмирует людей, а взрослые должны были найти ему наказание.

Не преступник. Не извращенец. Просто идиот.

Второй тип правонарушителей в моей практике встречается гораздо реже, но с ним больше проблем. Эту группу я называю плохишами.

Для таких детей преступления – не единичное событие, а элемент долговременной модели, связанной с регулярными неприятностями, зародившейся еще в детстве и продолжающейся до тех пор, пока они не окажутся в тюрьме (если, конечно, с ними не случится что-то серьезное и значительное).

Такие дети не обязательно испорчены до глубины души, однако требуется долгая и трудная работа, прежде чем вы сумеете отыскать в них останки приличного человека, давно и глубоко похороненного.

К сожалению, я видел много таких мальчиков. В этих детях есть нечто поразительное. В них чувствуются подспудный гнев и мрачность, значительно превосходящие обычную подростковую раздражительность.

Дело не в силе гнева, а в той глубине, которой он достигает. Это как грязно-серое пятно, идущее из самых глубин, въевшееся в них, словно вторая кожа. Такие мальчики приходят ко мне с толстой папкой своих «подвигов».

Список их неприятностей начинается с раннего детства.

К счастью, есть люди поумнее меня, которые нашли неплохой способ определить эти группы детей и придумали нечто более эффективное, чем мое простое деление на идиотов и плохишей.

Доктор Терри Моффит и ее коллеги собирали информацию о 1037 людях с младенчества до тридцати пяти лет и выявили два типа подростков-правонарушителей: подростков с временными правонарушениями и постоянных правонарушителей.

Подростки с временными правонарушениями

К этой группе относится большинство детей, совершающих преступления в подростковом возрасте. Хотя на их счету примерно 50% всех преступлений, в группу входит около 95% всех подростков-правонарушителей, то есть подавляющее большинство. Это хорошо, поскольку 95% подростков-правонарушителей перерастут такое поведение.

Причины, по которым эти мальчики нарушают закон, различны. Они часто импульсивны, и, хотя способны принимать правильные решения, в присутствии друзей это качество довольно быстро исчезает.

Многие подростковые правонарушения исходят из желания покрасоваться друг перед другом, произвести впечатление на друзей или девушек. Такие группы действительно оказывают серьезное влияние на то, возникнут ли у конкретного подростка проблемы или нет.

Если в число друзей вашего сына входят мальчики, относящиеся к постоянным правонарушителям, он скорее попадет в неприятности, чем с другом, который мечтает быть спасателем на пляже.

Как я и говорил, причины разные, но самое главное, что в эту категорию попадает 95% подростков-правонарушителей, и почти все они перерастают этот этап.

Постоянные правонарушители

Как следует из названия группы, дела здесь идут неважно. Эти мальчики составляют около 5% от общего числа правонарушителей, и история их асоциального поведения тянется с раннего детства. Мы говорим не о тех, кто расшалился в детском саду: этих из детского сада исключали.

В четыре года они кусаются и дерутся, в десять – воруют и прогуливают уроки, в шестнадцать – продают наркотики и утоняют машины, в двадцать два совершают изнасилования и ограбления с отягчающими обстоятельствами, а в тридцать попадаются за мошенничество и насилие над детьми.

То, что они делают, изменяется по мере взросления, поскольку у них возникают новые возможности создавать хаос, однако фундаментальная природа заложенного в них хаоса остается той же.

Исследование четко показывает, что эта небольшая группа (5% от общего числа подростков-правонарушителей) ответственна за половину преступлений в каждом городе и стране.

Эти мальчики отличаются от других и по своему происхождению. То, что они демонстрируют отклонения в поведении с дошкольного возраста, указывает на проблемы, возникшие еще до рождения или вскоре после него.

Существует много разных подозреваемых, от алкоголя и наркотиков, которые принимала мать, до ранней депривации, отсутствия заботы, плохого кормления, насилия и генетических факторов.

Поиск причин, по которым эти дети стали такими, продолжается, и, вероятно, когда-нибудь мы о них узнаем.

Хотя эти мальчики происходят из малообеспеченных групп и семей с серьезными проблемами, не все из них таковы. Я работал с детьми, относившимися к этой группе, которые жили в благополучных семьях с нормальными родителями. Жизнь – сложная штука.

Какова бы ни была причина, понятно, что эта небольшая, но четко определенная группа мальчиков вполне соответствует своему названию. Они отличаются от своих сверстников с самого раннего возраста. Это не значит, что биология побеждает жизненный опыт.

Доктор Моффит и ее коллеги пришли к следующему выводу: хотя у этих мальчиков могут существовать нейропсихологические нарушения, возникающие либо во время внутриутробного развития, либо вскоре после рождения, это не значит, что они обречены вести жизнь преступника.

Идут активные споры о том, чтобы выявлять этих детей с раннего возраста и серьезным образом помогать им в самые важные годы. Если мы это сделаем, высока вероятность предотвратить их активность в преступной жизни.

Не так давно новозеландское правительство заявило о своем намерении поставить под наблюдение всех детей до пяти лет с целью определения тех, кто подвержен наибольшему риску стать преступником. Я был изумлен, поскольку политики советовали сделать то, что подтверждалось весьма солидными исследованиями, было очень разумно и действительно могло помочь.

Либералы встретили это заявление с неизбежными стенаниями и скрежетом зубовным: на детей в столь юном возрасте будет якобы поставлено клеймо преступника, а информация о них попадет в страшную правительственную базу данных. Они не признали план, который, как им казалось, клеймит детей с трехлетнего возраста. «Ко всем детям следует относиться одинаково», – сетовали они.

К сожалению, такая реакция меня совсем не удивила.

Вместо того чтобы помогать детям, входящим в группу риска возникновения конкретных серьезных проблем, которые могли повлечь за собой плохое здоровье, неприятности с законом, тюремное заключение и незавидное положение в обществе, мы должны относиться ко всем детям так, словно они действительно одинаковые. Вместо признания того, что сложные дети существуют, что их потребности реальны, а будущее, если предоставить их самим себе, довольно бесперспективно, мы утверждаем, что этих нуждающихся в помощи детей следует воспитывать так же, как и всех остальных.

Слава богу, там были гражданские либертарианцы. Слишком часто приходится видеть, как идеология побеждает здравый смысл даже в наши просвещенные времена.

Краткая заметка для встревоженных родителей

Следует указать на очевидное, а именно, что непоседливость и даже хулиганство не делает ребенка постоянным преступником.

Мне сложно говорить об этой группе: хотя обсуждение поможет большинству мам испытать относительное облегчение, поскольку они почти наверняка имеют дело с подростком, чьи правонарушения – явление временное, всегда найдутся обеспокоенные мамы, считающие, что их сын – «постоянный» тип правонарушителя.

Учитывая те 5%, что приходятся на таких мальчиков в наиболее развитых странах, из ста мам, чьи сыновья попали в неприятности с законом, обладательницами «постоянного» типа окажется всего около пяти человек. Сыновья остальных мам будут совершать глупые поступки, а когда повзрослеют, начнут вести нормальную жизнь.

Источник: https://vogazeta.ru/articles/2021/2/15/nigel_latte/6256-prestuplenie_kogda_horoshie_malchiki_stanovyatsya_plohimi

Уголовная ответственность несовершеннолетних: особенности | Правоведус

С кем работают подростки совершившие преступелние

Согласно нормам действующего законодательства несовершеннолетними лицами признаются лица, не достигшие возраста 18 лет. Уголовная ответственность предусмотрена за любые преступные деяния с 16 лет, а за тяжкие преступления – с 14 лет.

Лица, не достигшие возраста 14 лет, не несут уголовной ответственности, поскольку законодатель считает, что в таком возрасте человек не способен осознавать последствий своих деяний.

Уголовная ответственность несовершеннолетних определяется статьей 87 Уголовного кодекса РФ, при этом учитываются факторы, оказывающие воздействие на лицо, преступившие закон, как в момент совершения деяния, так и до этого. Законодатель учитывает тяжесть преступления, а также принимаются во внимание такие показатели как:

  • физическое и интеллектуальное соответствие лица возрасту по документам;
  • умственное развитие несовершеннолетнего лица;
  • способность оценивать адекватно результаты своих действий;
  • условия воспитания.

Особенности применения ответственности к несовершеннолетним

При разбирательстве преступлений, совершенными несовершеннолетними, действуют особые правила:

  1. при вынесении приговора несовершеннолетний возраст является смягчающим обстоятельством;
  2. ограничение свободы передвижения для несовершеннолетнего лица не должно длиться более 2-х лет;
  3. ограничение свободы не может быть назначено при совершении легких преступлений впервые;
  4. осужденным в возрасте 14-16 лет не назначают сроки свыше 6 лет;
  5. лицам в возрасте до 16 лет сроки выше 10 лет назначаются только за особо тяжкие виды преступлений;
  6. штрафные санкции применяются либо в отношении несовершеннолетнего, либо в отношении его родителей/усыновителей/опекунов;
  7. при применении наказания предпочтение отдается принудительным педагогическим воздействиям.

Лица, достигшие ко времени совершения преступления возраста 14 лет, подлежат ответственности за следующие виды преступлений:

  • умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или средней тяжести;
  • похищение человека;
  • убийство;
  • изнасилование или насильственные действия сексуального характера;
  • вымогательство;
  • кража;
  • грабеж/разбой;
  • умышленное уничтожение или повреждение имущества (при отягчающих обстоятельствах);
  • неправомерное завладение автомобилем или иным средством без цели хищения;
  • захват заложника / террористический акт / заведомо ложное сообщение об акте терроризма;
  • хулиганство (с отягчающим обстоятельством) / вандализм;
  • хищение/вымогательство наркотических средств или психотропных веществ / оружия/ взрывчатых веществ или устройств/боеприпасов и другие.

Важно! К лицам, не достигшим возраста 18 лет, не применяется наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В результате анализа ситуации, состава преступления и факторов, способствующих совершению преступленного деяния, несовершеннолетнего могут:

  • признать невиновным;
  • признать виновным частично и назначить наказание в виде принудительного воспитательного воздействия или ограничиться выговором;
  • признать виновным и назначить наказание в виде ограничения свободы передвижения или назначить испытательный срок;
  • признать виновным и направить в специализированное учебно-воспитательное учреждение со строгим режимом;
  • признать виновным и назначить наказание в виде лишения свободы;
  • признать виновным и приговорить к выплате штрафа / общественным работам / запретить заниматься определенными видами деятельности.

В отношении несовершеннолетних при наступлении уголовной ответственности применяется психологически-психиатрическая экспертиза, которая является сложным видом исследования.

Специалистами применяются специальные психологические и медицинские тесты, итогом которых становится заключение экспертов о вменяемости несовершеннолетнего на момент совершения преступления.

В случае признания подростка невменяемым, наступление уголовной ответственности невозможно, судом назначается принудительная медицинская мера. В отличии от взрослых к несовершеннолетним применяются более мягкие меры и виды уголовного наказания.

Учитывая социальный статус подростков и возрастные особенности, большие меры направлены на перевоспитание человека. К воспитательным мерам относят принудительные приемы, представляющие собой:

  1. предупреждение;
  2. передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

  3. возложение обязанности загладить причиненный вред;

  4. запрет на посещение мест определенных, как общественные.

Важно! Если к несовершеннолетнему лицу применены принудительные меры, он обязан отмечаться в инспекции по делам несовершеннолетних с определенной периодичностью.

Условия освобождения от уголовной ответственности

Как уже отмечалось выше, законодатель, определяя возможность наступления уголовной ответственности для несовершеннолетних, определяет определенные условия, при которых можно избежать наказания. Так, на территории РФ действуют следующие условия для освобождения от ответственности:

  • при установлении факта угрозы жизни и здоровью несовершеннолетнего со стороны старших родственников или иных лиц, провоцировавших его на совершение преступного деяния;
  • при совершении преступления впервые, если оно было расценено судом, как не тяжелое или средней тяжести, в этом случае применяют меры педагогического воздействия;
  • при принятии судом решения о помещение лица, не достигшего возраста 18 лет в учреждение закрытого типа для корректирующего педагогического и медицинского воздействия.

Важно! В отношении несовершеннолетних в ходе осуществления наказания, установленного судом за совершенное преступление, очень часто применяется условно-досрочное освобождение.

Проблемы подростковой преступности в России

Исходя из статистических сведений, полученных в результате расследования дел несовершеннолетних, совершивших преступления, установлено:

  • лица, не достигшие возраста совершеннолетия, легко подпадают под дурное влияние лиц, которые преследуют корыстные цели;
  • большое число преступлений совершается подростками, объединившимися в группы;
  • подростки из неблагополучных семей легче соглашаются на совершение преступного деяния;
  • юридическая безграмотность и уверенность в своей безнаказанности существенно способствует подростковой преступности.

Таким образом, низкий уровень образования, отсутствие должного внимания со стороны близких, наличие большого количества свободного времени, как и отсутствие увлечений способствует росту детской преступности.

Важность защиты несовершеннолетних

Лица, не достигшие возраста 18 лет, попавшие в сложную жизненную ситуацию, нуждаются в особой юридической защите. Подростки склонны проверять свои возможности и способности, при этом это умственно и физически незрелый человек, следовательно, поддержка взрослого ему особенно необходима.

Права и обязанности возникают у гражданина в процессе взросления, ребенок должен знать, какую ответственность он понесет в результате своих действий. Как правило, именно правовая безграмотность взрослых и детей приводит к печальным последствиям и несовершеннолетний несет ответственность за свое преступное деяние в соответствии с законом.

Чтобы соблюсти интересы несовершеннолетнего, закон предусматривает право таких лиц на юридическую помощь – и подростки и их родители имеют право на квалифицированное представительство в суде. Как правило, интересы несовершеннолетнего в суде представляют родители, опекуны или усыновители, которые, в свою очередь, могут перепоручить эти права другому человеку – адвокату.

При желании подросток, достигший 14 лет, может лично выступать в суде и реализовывать свои процессуальные права, при условии эмансипации несовершеннолетнего.

Источник: https://PravoVedus.ru/practical-law/criminal/ugolovnaya-otvetstvennost-nesovershennoletnih/

Мелкая уголовщина: дети и подростки совершают всё больше тяжких преступлений

С кем работают подростки совершившие преступелние

Данные МВД за ушедший год неутешительны: в стране наблюдался рост преступности в целом и, что особенно тревожно, значительно увеличилось число тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных несовершеннолетними. «Известия» изучили статистику подростковой преступности за 2021 год и узнали у экспертов, с чем связан рост криминальной активности школьников и студентов.

Количество и качество

По данным МВД, примерно 3,9% от всех раскрытых в стране в 2021 году преступлений совершены подростками либо при их участии. Всего были выявлены 37 953 несовершеннолетних преступника. Статистически на них пришлось 41 548 правонарушения.

С одной стороны, положение дел улучшилось по сравнению с предшествующим годом (40 860 привлеченных к уголовной ответственности подростков и 43 553 преступления).

Но прослеживается опасная тенденция — число тяжких и особо тяжких преступлений несовершеннолетних растет: если в 2021 году их было 9716, то в 2021-м — 10 113.

Стоит оговориться, что в статистику не вошли случаи, когда не удалось установить виновника. Разумеется, не отражена и латентная преступность.

В ушедшем году зарегистрировано 1615 случаев вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность, все они раскрыты. Формально зафиксировано снижение этого опасного показателя, но аналитики из МВД считают, что радоваться нечему. За снижением может стоять неэффективная работа силовиков по выявлению подобных фактов.

Регионы, где преступность молодеет

Больше всего страдает от подростковой преступлений Республика Тыва, где почти каждое 10-е раскрытое преступление совершено подростками либо с их участием. За ней следует Карелия (7,2% от общей массы раскрытых).

Чуть лучше дела обстоят в Свердловской области, Ненецком АО и Забайкальском крае. В 2021 году Тыва также возглавляла рейтинг (7,9%), и ситуация там, судя по данным МВД, лишь усугубилась. Ситуация несколько выправилась в Бурятии и Хабаровском крае.

Их места заняли в «десятке» Вологодская область и Приморский край.

Значительные проблемы с преступностью несовершеннолетних также в Псковской, Новгородской, Ивановской и Амурской областях.

Что не так с Тувой

Рекордный за последние 10 лет всплеск подростковой преступности в республике был зафиксирован в 2013 году, за которым последовал небольшой спад, продлившийся до 2015 года.

В 2021 году в правительстве Тувы отмечали, что преступления подростков преимущественно связаны с хищениями и незаконным оборотом наркотиков.

В Туве, безусловно, систематически работают над проблемой подростковой преступности. Странность заключается в том, что рост подростковой преступности происходит на фоне общего значительного снижения общего числа преступлений в республике.

«Не исключено, что критический показатель в регионе как раз, наоборот, свидетельствует о здоровой правоохранительной системе в регионе и честной статистике в республике. Мне известно, что там уже несколько лет пристально следят за несовершеннолетними правонарушителями, отсюда и высокая раскрываемость таких преступлений.

В то же время за образцовыми показателями могут стоять манипуляции и попустительства несовершеннолетним в угоду статистике. Например, кое-где привлечение к уголовной ответственности несовершеннолетнего считается негативным для статистики райотдела полиции. Отсюда и нежелание силовиков связываться с преступлениями малолеток.

Это ощущается на делах, касающихся незаконного оборота наркотиков, — несовершеннолетними занимаются неохотно. К ответственности привлекаются чаще всего лишь по делам, где есть потерпевшие.

Но игнорирование проблемы — не решение проблемы», — поделился с «Известиями» сотрудник правоохранительного ведомства, знакомый с тонкостями статистики.

«В регионе сильно развита культура уличных банд. Во многих других местах это явление уже отмерло», — рассказала «Известиям» кандидат психологических наук, научный сотрудник лаборатории профилактики асоциального поведения Высшей школы экономики Мария Новикова.

Она также связывает высокую подростковую преступность в регионе с экономической ситуацией в Туве, которая занимает одно из последних мест в рейтинге уровня жизни субъектов РФ.

Карельская традиция

Эксперты отмечали, что ситуация с детской преступностью в Карелии связана с неблагополучным социально-экономическим положением в регионе, низкими доходами населения и с недостатком спортивных секций.

Сухие статистические данные красноречиво иллюстрирует история шайки подростков из центра помощи детям Лахденпохского района, которую приводили в качестве примера республиканские силовики еще в 2021 году. Три сообщника совершили 134 преступления. Они неоднократно задерживались, следствие несколько раз выходило с ходатайствами об аресте, но суд их отклонял.

Несовершеннолетние, уже находясь под следствием, продолжали преступную деятельность, вовлекали других подростков в нее. В итоге на долю троих подростков пришлось 23% всех преступлений в районе за год. Министр внутренних дел тогда отмечал недостаточную работу комиссии по делам несовершеннолетних, органов опеки и соцзащиты, учебных заведений и здравоохранения.

Криминологи отмечают, что подобная модель характерна для всех регионов с высоким уровнем детской преступности. Еще одна типичная черта таких мест — детская безнадзорность.

«Растет число и внебрачных детей, и женщин, которые, расставшись с мужем, воспитывают детей в одиночку. А значит, взваливают на себя функции добытчиков. На поддержание очага и благоприятной обстановки в доме времени не остается.

Отсюда и проблемы с детьми. Подростки ищут понимание, участие, заботу на стороне», — рассказал «Российской газете» детский правозащитник Александр Гезалов.

Одиночество ребенка в семье толкает его к уходу на улицу — а там недалеко и до вовлечения в криминальную среду.

Беда с этой профилактикой

«Просчеты и недостатки в осуществлении профилактической работы с подростками являются одной из причин наметившегося впервые за последние годы роста подростковой преступности», — сообщил прокурор Приморского края Николай Пилипчук на итоговом заседании коллегии надзорного ведомства. По его мнению, следует изменить подход к профилактической работе, тщательно контролировать деятельность комиссий по делам несовершеннолетних.

«По моему мнению, КДН в России работают неэффективно, поскольку члены комиссии не несут персональной ответственности за свои решения.

Детская преступность в сфере тяжких преступлений растет из-за безнаказанности детей, высокого возраста привлечения к уголовной ответственности, попустительства школы и полиции малолетним преступникам.

В результате им удается избегать не только ответственности, но и элементарного порицания», — считает адвокат Мария Ярмуш. По ее мнению, часто преступления совершают дети с психическими отклонениями, причем не всегда возможно направить такого ребенка на лечение без обращения родителей.

В свою очередь Мария Новикова отметила сложности в межведомственном взаимодействии с органами, призванными заниматься профилактикой подростковой преступности.

«Сейчас школы, к примеру, не заинтересованы в том, чтобы многие инциденты становились известны инспекции по делам несовершеннолетних. Например, случаи агрессии между учениками. Хочется сотрудничества, но тут есть над чем работать», — сказала эксперт.

Магия цифр: не все так плохо

Видный российский ученый Владимир Овчинский говорил о 20-летнем цикле активизации подростковой преступности, связанном с ослаблением и ужесточением законодательства в стране.

Исследователь Виктор Омигов в своем труде «Закономерности развития преступности в Российской Федерации на рубеже веков» приходит к выводу о существовании 11-летнего цикла, которому подчиняется в том числе и детская преступность.

Еще одной причиной всплеска детской преступности считают неадекватную либерализацию законодательства, особенно попустительское отношение к преступлениям небольшой и средней тяжести — здесь можно вспомнить зарубежный опыт практического применения «теории разбитых окон» социологов Джеймса Уилсона и Джорджа Келлинга.

Но сгущать краски не стоит — такой вывод напрашивается, после ознакомления с динамикой подростковой преступности за несколько последних десятилетий.

Она стабильно уменьшается с 2007 года.

Старший научный сотрудник РАНХиГС Рамиль Хасанов в своей работе «Динамика преступности несовершеннолетних в России», опираясь на официальную правовую статистику, утверждает, что рост несовершеннолетней преступности (он берет всплеск в 2015 году) может быть связан с наркотиками. Однако точной статистики, касающейся несовершеннолетних, вовлеченных в незаконный оборот наркотиков, на протяжении нескольких лет не приводится.

Кроме того, по косвенным данным, несовершеннолетние составляют значительную часть правонарушителей, использующих новые технологии для совершения преступлений (мошенничества при помощи интернета, мобильной связи т.п.).

МВД не приводит статистику, сколько киберпреступлений совершили подростки. Однако можно предположить, что эта сфера криминала молодеет.

Данные компании Positive Technologies, занимающейся обеспечением информационной безопасности, показывают, что порог входа в киберпреступность сегодня крайне низкий, а обучающие материалы по взлому систем или по различным мошенническим схемам доступны и на интернет-сайтах, и в мессенджерах. Современные кибератаки в большинстве своем основаны на использовании не собственных, а купленных и арендованных у третьих лиц разработок и серверов.

«Времена, когда зловреды создавались только для баловства, давно ушли в прошлое. Сегодня киберпреступность в большинстве своем — это настоящая индустрия, которая активно развивается. Здесь наблюдается разделение труда.

Есть злоумышленники, которые занимаются написанием и продажей вредоносных программ, есть те, кто заражает ими устройства, и так далее. Киберпреступления приносят заметную выручку.

На этом рынке растет уровень технических навыков злоумышленников», — рассказал «Известиям» старший антивирусный эксперт «Лаборатории Касперского» Денис Легезо.

Лечение болезни

Работа над проблемой требует комплексного подхода, считает кандидат психологических наук Мария Новикова.

«Должны быть задействованы школа, программы поддержки и социализации для детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Необходимо раннее выявление неблагополучия и как можно более ранняя его компенсация на всех уровнях. Про ребенка должны знать и быть готовы ему помочь», — рассказала Новикова.

По ее мнению, должен быть расширен штат школьных психологов, а их квалификация — регулярно повышаться. Еще один важный инструмент здорового общества — соседство.

«Если даже семья ребенка не дает возможности полноценной социализации, рядом живут другие люди и семьи. Кто-то из них при условии создания условий и возможности передачи опыта будет готов помочь. Не стоит недооценивать районные клубы и дворовые спортивные команды. Если будут взрослые, готовые это поддерживать, это большой ресурс», — говорит Новикова.

Источник: https://iz.ru/973193/ivan-petrov-ivan-nosatov/melkaia-ugolovshchina-deti-i-podrostki-sovershaiut-vse-bolshe-tiazhkikh-prestuplenii

Эксперты рассказали, как гуманизация провоцирует чувство безнаказанности у подростков

С кем работают подростки совершившие преступелние

Почему правозащитники вступаются за малолетних преступников, требуя гуманизации, но не замечают проблем потерпевших? Ответ на этот вопрос искали участники онлайн-эфира «Они же дети. Что делать с малолетними преступниками?» Медиагруппы «Патриот» и Федерального агентства новостей.

Модераторами дискуссии выступили генеральный директор ФАН Евгений Зубарев и журналист Артемий Галицын.

По данным экспертов, в России прогрессирует опасный для всего общества тренд: все больше детей до 14 лет (возраст привлечения к уголовной ответственности) становятся настоящими преступниками. При этом реальной возможности призвать их к ответу за содеянное не существует.

 Система профилактики и перевоспитания детей в России так и не была создана, вместо нее развилась бандитская субкультура, известная под аббревиатурой АУЕ. Подростки облагают данью школы, культивируют преступные порядки, издеваются не только над сверстниками, но и над учителями.

Снижение возраста уголовной ответственности

Первым гостем онлайн-конференции стал сенатор, заслуженный юрист Алексей Александров, по словам которого в России необходимо снизить возраст уголовной ответственности до 12 лет за особо тяжкие преступления, так как иногда дети ведут себя как настоящие садисты.

«Прежде всего, эти вопросы должны поднимать ученые. Должны обсуждать их на научных конференциях и предлагать парламенту, президенту. В СССР подростковая преступность тоже была очень острым вопросом, тоже были очень тяжкие преступления, которые совершали подростки, молодежь.

Но в те времена большое значение придавалось уголовно-превентивной политике, то есть предупреждению, воспитанию детей в школе, коллективе, семье. Тогда детей учили доброте.

Сейчас же этому не придается такое значение, хотя рассматривается вопрос, чтобы возложить обязанность по воспитанию на начальную и среднюю школу», — пояснил гость.

Он также уверен, что дружественное к ребенку правосудие — это, конечно, правильно и хорошо, однако оно может привести только к росту подростковой преступности. Александров говорит о необходимости правильного воспитания и предупреждения преступлений.

«Нужно, чтобы ребенок боялся жесткой ответственности за свои поступки, чтобы он понимал, что такое преступление. Поэтому надо заниматься правовым просвещением, начиная с детских сказок. Есть прекрасные сказки Пушкина… Воспитывая, читая сказки, необходимо говорить, что это плохо и больно. Это поможет правильно воспитать детей, чтобы они не были отморозками», — продолжил Александров.

Сенатор признал: среди подростков есть психически больные люди, которых необходимо изолировать от общества. Он также напомнил о существовании специальных учебных заведений закрытого типа, где дети до 14 лет, совершившие особо жестокие преступления, могут быть изолированы.

«Можно усиливать в законе помещение опасных для общества лиц. Это не считается лишением свободы, это специальные интернаты, где физически такие дети не могут причинять тяжкие действия.

Это тоже относится к профилактике преступлений. Нужно разбивать опасные коллективы, работать индивидуально, переубеждать. Тех, кого не переубедить, изолировать.

То есть этим надо заниматься, опускать руки нельзя», — отметил собеседник ФАН.

Гуманизация провоцирует чувство безнаказанности

Следующим гостем стал бывший сотрудник уголовного розыска Москвы Игорь Гришаков. По его словам, сложность работы сотрудников правоохранительных органов с подростками-преступниками заключается в том, что для проведения следствия необходимо, как минимум, приглашать педагогического работника или родителей.

«Проводить оперативно-розыскные мероприятие в их отсутствие запрещено, так как это будет расценено как превышение должностных полномочий. Сейчас максимально усложнено со стороны прокуратуры, следственного комитета. Это особый контроль.

Но вообще, я резко отрицательно отношусь к гуманизации — это развращает и позволяет чувствовать себя безнаказанным. У меня два малолетних преступника, одному 18 через пару месяцев, другому через полгода.

Отобрали у девочки фотоаппарат, но отделались штрафом», — поясняет бывший следователь.

В работе с молодыми преступниками Гришаков предложил использовать опыт Европы или Советского Союза, с довольно жесткими, порой даже исключительными мерами.

«У нас сейчас вводятся повсеместно суды присяжных. Если суд будет принимать решение не только по малолетним, но и по взрослым, но опираясь на квалифицированное мнение большинства.… Фраза «Они же дети» неприменима в таких случаях.

Давайте исходить из профилактики, все правозащитники будут ссылаться на общество, на родителей, но только не на детей. Необходима профилактика.

Я застал пионерию, дети были заняты, не было времени бегать по двору и кричать “АУЕ”», — заключил эксперт.

Алексей Лобарев

Сегодня российские суды довольно лояльно относятся к подростковой преступности и это вызывает много проблем, считает Алексей Лобарев, руководитель ассоциации профсоюзов полиции, ветеран МУРа.

«Почему суды так делают, я не знаю. На учет ставят много, где-то 127 тысяч подростков. Сегодня идет гуманизация по отношению к молодежи. Мы мало ими занимаемся, хотя они все сидят в Интернете, участвуют в протестных движениях. 67% преступлений совершают подростки от 16 до 17 лет.

Они бездельничают, не знают, чем заняться. У нас нет как раньше, комсомола, молодежных формирований, особенно в глубинке. А надо ими заниматься. Я посещаю колонии для несовершеннолетних, их сейчас 23 (колоний), а было 48.

За 10 лет стало меньше почти в 2 раза», — утверждает полковник в запасе.

По его словам, осужденные подростки очень жалеют, когда попадают в колонии, они задаются вопросом — зачем я это совершил, поддался коллективному влиянию? И ведь действительно, по статистике более 40% подростков совершают преступления в группе.

«Есть плюсы и минусы от ужесточения законодательства в отношении несовершеннолетних. Когда делают группой, адвокат говорит — возьми всю вину на себя.

И получается, что один человек совершил преступление, они (молодые преступники — Прим. ФАН) этим с удовольствием пользуются. Таким образом распределяется ответственность.

Но когда наступает время расплаты, они плачут, просят прощения», — продолжает Лобарев.

Он же привел в пример ситуацию, когда за тяжкое преступление молодой человек отправился в исправительное учреждение и в первом же письме своему брату рассказал, что в тюрьме получает питание, одежду и даже какие-то развлечения.

«Потом брат получает письмо и через пару дней совершает преступление. Напал на почтальона, забрал деньги и с радостью попал к брату в тюрьму…. Мы смотрим, и это обидно. Сегодня мы порой проходим мимо людей, которых они обидели.

Давайте не о тех поговорим, кто совершил, а о пострадавших. Правозащитники должны убрать это модное направление сразу писать репортажи, ловить хайп.

А потерпевший? Полицейский бывает виноват, а СМИ из одного случай вывернут так, будто все полицейские плохие», — поясняет эксперт.

Мнение юриста

Ведущий юрист Фонда поддержки пострадавших от преступлений Александр Кошкин считает, что в России о преступниках говорят чаще, чем о жертвах преступлений. При этом гость выразил уверенность, что высокая преступность среди молодежи может быть связана с отсутствием должного образования.

«Каждый третий ребенок не учился или не работал. До 70% от общего числа привлекаемых к ответственности находились в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Возраст первой пробы за последние пять лет снизился с 17 до 12,5 лет. Надо начинать с этим бороться. Есть еще одна проблема, приведу пример с моим товарищем.

Он был привлечен к уголовной ответственности, он заступился за инвалида в сельской местности, у инвалида-хулигана отобрали телефон, он отсидел. Вышел и в течение 1,5 лет ни я, ни мои знакомые, ни он сам не могли его устроить даже грузчиком в «Пятерочку».

О какой ресоциализации заключенного может идти речь? Система сама толкает человека обратно», — подчеркнул юрист.

При этом Кошкин не против сокращения возраста привлечения к уголовной ответственности, но только в случае, если преступниками впоследствии будут реально заниматься.

«Есть 111 статья — тяжкий вред здоровью. За тяжкий вред, который повлек смерть, нет нижнего предела и это абсурд. Ни в одном кодексе такого нет.

Когда декриминализировали побои, в московском метро появились наклейки, в которых было сказано, что раньше было лишение свободы, а теперь штраф в 30 тысяч рублей.

Прокуратура говорит, что это профилактика, но мы понимаем, что она какая-то кривая», — продолжает гость.

Напомним, 1 июня в Красноярском крае нашли убитой 12-летнюю девочку из поселка Нижняя Коя Шушенского района. За два дня до этого она ушла гулять на детскую площадку.

Ее нашли в заброшенном пожарном резервуаре глубиной около трех метров.

Как впоследствии выяснилось, банда малолетних отморозков несколько лет беспрепятственно терроризировала весь поселок, совершив в итоге изнасилование и убийство девочки.

Источник: https://riafan.ru/1287519-eksperty-rasskazali-kak-gumanizaciya-provociruet-chuvstvo-beznakazannosti-u-podrostkov

Ответ юриста
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: